Наступление на востоке Украины идет медленно. Никаких лихих наскоков, прорывов и котлов российской армии организовать не удалось.

Командующий группировкой россиян Александр Дворников отказался от идеи прорыва и массированных атак уже в первый день наступления. По словам одного из старших офицеров группировки, возможностей для ведения полномасштабной войны у россиян нет.

«Мы не можем наступать, когда у нас артиллерия бьет не туда и не тогда, танки глохнут, не заводятся или не могут стрелять, а пехота не обучена и не имеет боевого опыта. Слаженности между частями нет, ее нет даже в конкретных подразделениях. Низкий уровень подготовки офицеров, причем лейтенанты, которые воюют уже месяц, часто толковее, чем майоры и полковники, которых прислали пару недель назад. Только таких лейтенантов мало», — говорит офицер.

Все российские офицеры отмечают крайне низкую мотивацию у большинства подразделений.

 «Воевать могут только спецназ, десант и морская пехота. Они мотивированы и злы, потому что несли потери с начала войны. Злость в сочетании с обученностью дает возможность решать боевые задачи. Но их сильно побили за последние две недели и до этого, поэтому сейчас такие части используются ограниченно. А от мотострелков и росгвардейцев толку мало. Там перепуганные пацаны по 19-25 лет и офицеры, которые всю карьеру прослужили в гарнизонах. Воевать они не готовы и не хотят. Может это и к лучшему: если бы рвались в бой, их бы всех за два дня выкосило», — говорит офицер.

Самые многочисленные подразделения группировки — мотострелки. На их плечи и легла основная нагрузка во время наступления орков. Но вперед они идут только после долгих артобстрелов позиций ВСУ и быстро откатываются, если встречают сопротивление.

 «Мы начали использовать ветеранов из спецподразделений для организации действий мотострелков во время атак. Они часто заменяют собой офицеров. Сержанты-десантники или морпехи принимают командование над бойцами мотострелковых подразделений на время решения конкретной задачи. Это позволяет снизить потери среди личного состава, а иногда и добиться результата», — поясняет еще один российский офицер.

Дворникову удалось решить проблему со связью между подразделениями и со снабжением боеприпасами. Поэтому артиллерийский огонь ведется много часов в день. Однако, как отмечают офицеры, его эффективность невелика. Во-первых, из-за низкого качества боеприпасов, которые часто не взрываются или не могут пробить укрепления. Во-вторых, потому что украинская армия умело маскирует позиции и маневрирует, выводя свои подразделения из-под огня.

«У нас тут был один гений в штабе, все предлагал Дворнику наступать сразу за валом артогня (когда техника и пехота движется сразу за линией огневого поражения артиллерии). Но даже Дворнику хватило мозгов от этого отказаться. Зная наших артиллеристов, они бы расхерачили своих же», — говорит офицер.

По мнению офицеров, наступление будет продолжаться в том же темпе до тех пор, пока группировка не будет усилена подготовленными подразделениями, прибывшими из россии или из Сирии.

На южном фронте ситуация для российской армии складывается неудачно. На прошедшей неделе в районе Херсона под артиллерийский обстрел ВСУ попал передовой командный пункт южной российской группировки. В результате было убито 9 и ранено еще 14 старших офицеров. 26 апреля украинская армия подошла вплотную к западным окраинам Херсона. Будут ли российские войска удерживать город или отступят — пока непонятно. По словам украинского офицера, ВСУ не собирается штурмовать Херсон, если его не оставят российские части.

«В этом нет смысла и это было бы преступлением. Русские не дали выйти населению, там полно людей. Зачем нам убивать своих же и разрушать город. Достаточно создать угрозу окружения города, и русские сами уйдут», — уточняет украинский офицер.

Части Росгвардии стараются не направлять на передовую из-за их низкой боеспособности. Они выполняют преимущественно полицейские функции на оккупированных территориях и обеспечивают подвоз боеприпасов и снаряжения.

Чеченские подразделения сосредоточены в районе Мариуполя, где несут полицейскую службу. Дворников пытался привлечь их к боевым действиям в район Попасной, но чеченцы смогли избежать отправки на фронт, по слухам в армии, это удалось только после личной просьбы со стороны Кадырова.

Единственный успех российских войск на минувшей неделе — захват арсеналов ВСУ в Балаклее. Там находилось несколько тысяч артиллерийских снарядов и БК для танков, которые теперь будут использованы российскими подразделениями. Также к успеху можно отнести общее снижение потерь. Правда, если Москва будет требовать быстрого продвижения вперед, потери взлетят до уровня начала марта или выше.

Итоги потерь с 20 по 26 апреля 2022 года

 Армия РФ (включая потери армейского спецназа):

➖407 - 431 убито, взято в плен, пропало без вести;

➖710 - 760 человек ранено.

 Росгвардия (включая потери специальных частей):

➖118 - 126 убито, взято в плен, пропало без вести;

➖230 - 270 ранено.

Чеченские отряды:

➖9 убито, пропало без вести;

➖данных по раненым нет.

ЧВК:

➖2 убито, пропало без вести;

➖9 ранено.

ЛНР-ДНР:

➖92 - 98 убито, пропало без вести;

➖157 - 164 ранены.

Черноморский флот (потери экипажей кораблей, в том числе действующие на суше и морской пехоты):

➖экипажи кораблей — 3 убито, 6 получили ранения или травмы;

➖морская пехота — 27 убито, 42 получили ранения или травмы.

 Общие потери всех пророссийских формирований с начала войны:

➖24 810 человек убитыми, пленными и пропавшими без вести, умершими от ран.

➖45 830 человек ранено.

Для сравнения, потери всех украинских формирований в живой силе с начала войны:

➖12 814 убитыми, пленными и пропавшими без вести;

➖15 932 ранеными (включая выбывших по болезни).

Шарп Олег